Консультации и тренинги в ТУЛЕ
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ЦЕНТРЫ
СТАТЬИ


Поиск по сайту

ОБ ОПЛАТЕ ПСИХОТЕРАПИИ: СКОЛЬКО ЭТО СТОИТ

"ОБ ОПЛАТЕ ПСИХОТЕРАПИИ: СКОЛЬКО ЭТО СТОИТ И ПОЧЕМУ?"

 

Ответ на вопрос «за что психолог/психотерапевт берет деньги?» прост: за свою профессиональную работу.

Психолог это не тот, кто «любит людей за деньги»; он получает оплату не за «помощь» или «сострадание» (это могут дать друзья или близкие), а за свою профессиональную работу, в которой он применяет навыки, техники, умения; за то, что он знает, что надо делать и умеет это делать. О том, почему это именно работа, причем довольно трудная, и в чем она заключается, я частично (не претендуя, разумеется, на полное раскрытие темы) расскажу ниже.

Если психолог сам не обладает четким пониманием вопроса, то он не даст клиенту исчерпывающей информации и не сможет помочь клиенту в обсуждении этой важной темы.

Такая непроясненность (как и почти всякая непроясненность в отношениях) вредит процессу психотерапии.

Помимо прочего, психотерапевтическое пространство – это место, где можно обсуждать любые темы, тревожащие клиента. А поскольку тема денег (какой бы низменной или, напротив, сверхважной она не ощущалась) играет немалую роль в нашей жизни (причем, независимо от того, зациклиены мы на деньгах или выбрали путь абсолютного нестяжательства), то о ней в рамках психотерапии не только можно, но и нужно говорить.

Причем, важнее всего обсуждать денежную тему в рамках психотерапии тем людям, для которых деньги это по той или иной причине «больное место».

И при обсуждении с клиентом оплаты психотерапии они обычно всплывают, хороший терапевт их вытаскивает. Так что первый разговор об оплате – это уже та ниточка, за которую можно разматывать клубок внутренних проблем клиента, это уже шаг к его – клиента – пользе.

А вот если тема денег не понята самим психологом, то клиент не только не получает пользы, но и чувствует себя дискомфортно: он боится «показаться жадным» или «бедным», «произвести плохое впечатление», «обидеть психолога». И, не зная, как корректно задать вопросы, касающиеся оплаты (да и можно ли, уместно ли их вообще задавать!), не решается обсуждать тему денег со специалистом, с которым работает. И это очень печально.

Не смотря на то, что инициатива клиента в психотерапии очень важна, это как раз тот случай, когда психолог должен с самого начала предельно ясно рассказать о своем профессиональном предложении и убедиться, что клиенту всё понятно.

Ответственность клиента заключается в том, что он должен решить: подходят ему эти денежные условия или нет.

Почему так жалко платить за психотерапию?

Далеко не во всех случаях речь идет о жадности, любви к халяве или уровне дохода потенциальных клиентов (об этом я отдельно скажу в той части, где будет про скидки).

Основная, наверное, мысль об оплате психотерапии такова: за деньгами обычно стоят не деньги.

Главная, пожалуй, причина, по которой мысль об оплате будущей (еще не начавшейся) психотерапии вызывает у человека внутренний протест – это страх.

Страх отдать деньги «ни за что», точнее говоря, за «ничто». За шарлатанство, пустую болтовню, в лучшем случае за «просто разговор», в худшем, за манипуляции над собственной уязвимой психикой.

Это не удивительно. Ведь психотерапия – это товар, который нельзя ни попробовать на вкус, ни пощупать руками; это платная услуга, прибегая к которой не будет возможности потребовать бесплатного пробника или возврата.

Тревога быть обманутым, прогадать, промахнуться – тут очень высока. Тем более что такие случаи тоже бывают: есть риск напрасно потратить деньги, попав к некачественному специалисту или к качественному, но такому, который не подходит именно этому клиенту. Страх отдать деньги за нечто вовсе не ценное обусловлен также кажущейся простотой психотерапии (нередко реакция на первую встречу с психотерапевтом или психологом-консультантом выглядит как «и это всё? а где же Великое Чудо?!») и её длительностью (психотерапия разочаровывает, не оправдывая ожиданий незаслуженно и нереально быстрого успеха).

В нашей стране, где с работой психолога знакомятся по комедиям о психоаналитиках (даже не подозревая, что психолог и психоаналитик – это далеко не одно и то же), каждый второй считает, что «и сам отлично разбирается в психологии». Принимая свою сострадательность (или умение манипулировать, или умение дать хороший совет) за прирожденный Дар Психолога, имея полученные из книг или на полугодичных курсах поверхностные знания (но отнюдь не навыки, техники и другую необходимую для психологической практики базу), люди зачастую относятся к психотерапии с установкой «я и сам это могу». А кому же захочется платить другому за то, с чем и сам отлично справишься?

 

За что психолог/психотерапевт берет деньги?

То, что нормальный человек, как бы он не любил свою работу, заинтересован в получении зарплаты, оспаривать трудно. Однако есть такое расхожее мнение о психотерапии (главным образом людей, которые никогда не работали с психологом), что это и не работа вовсе: «За что же здесь брать деньги? Это же просто разговор!».

Ему до некоторой степени вторят отдельные клиенты, пришедшие в терапию первый раз: «О, как вы хорошо зарабатываете!», «Может, мне тоже пойти в психологи: неплохо за час (полтора, два) работы!».

Нередко люди, которые это говорят, не учитывают следующее: психолог работает действительно каждую минуту этого времени.

Он не может переключиться, устроить перекур, поесть, разложить пасьянс, почитать анекдоты или поговорить по телефону и по аське. Он не может даже просто «подумать о другом», полениться, потупить. Это поистине почасовая оплата.

И гораздо более того: весь этот час он должен быть полностью включен в другого человека, присутствуя и сопереживая ему, а – нередко – в тот же самый момент, одновременно проделывать существенную аналитическую работу.

Даже такое «просто выслушивание» — само по себе труд: мало кто из клиентов рассказывает что-то приятное. Обычно люди делятся плохими событиями и горькими, негативными чувствами очень высокой интенсивности (аффекты, «захлестывающие» чувства), которые в быту трудно выносимы: мы все сталкивались с тем, что от человека в остром или затянувшемся горе, в страдании, в болезни, в тот момент, когда все его острые углы вышли наружу, хочется держаться подальше.

Ну, и на конец, психотерапия это техническая работа, в которой используются специальные знания и навыки. Это действие, которое помимо прочего включает в себя еще и разговор по определенным правилам.

Например, это работа с сопротивлением и защитами, которая заключается в том, чтобы с одной стороны обойти защиты (порой годами мешающие человеку меняться), а с другой не сломать их вместе с человеком. Кроме того, психолог/психотерапевт дает обратную связь, помогает найти ресурс, предлагает эксперименты, упражнения, задания, далеко не всегда вербальные.

 

Клиент платит за психотерапию, во-первых, для того, чтобы получить услуги хорошего качественного профессионала, который готов с ним работать.

Во-вторых, для того, чтобы сделать процесс психотерапии полезным для себя.

И если с «во-первых», надеюсь, всё ясно из предыдущей главы, то про «во-вторых» стоит сказать подробнее.

Условия оплаты – важный фактор, влияющий на целый ряд параметров процесса психотерапии, которые могут помогать или мешать, усиливать его эффективность или уменьшать. Отношения между клиентом и психологом с хорошо простроенными границами, двусторонней ответственностью, целительны для большинства клиентов. И оплата психотерапии работает именно на такие отношения.

 

Оплата и симметрия

Психотерапия – это необычные отношения. Внимание, фокус этих отношений находится на одном человеке – клиенте. На его чувствах, проблемах, истории, целях, желаниях и возможностях. Или на его контакте с психологом, на том, как именно он контактирует. Это отношения для пользы клиента и на его пользе сконцентрированные.

Терапевт может говорить и о себе, предъявлять свое присутствие, сообщать о своих чувствах, реакциях и опыте, но ровно в той степени, в которой он считает, что это способствует продвижению клиента и его пользе (а не для того, чтобы «поделиться» или вспомнить, что «у меня тоже было что-то интересное» или «важное»).

И в такой заведомо ассиметричной ситуации для того чтобы такие отношения оставались здоровыми, клиенту следует чем-то платить: потому что когда в обычном разговоре, обычных отношениях фокусом всё время является один человек, то это – использование. То есть, ситуация неэтичная и нездоровая, а в психотерапии такой ситуации нет места. Плата в данном случае помогает выровнять баланс.

 

Оплата и ответственность за процесс

Ответственность за процесс психотерапии существует для обеих сторон. Ответственность психолога заключается в том, что он обязан быть профессионалом (знать своё дело) и соблюдать этические принципы по отношению к своим клиентам.

Клиент берёт на себя ответственность за то, что он платит, вовремя ходит на встречи и за собственное развитие.

Причём ответственность клиента – это показатель его психического здоровья. Как сказал У. Глоссер «Душевное здоровье – это ответственное и реалистичное восприятие мира». Результатом длительной психотерапии становится, кроме прочего, принятие человеком авторства своей жизни и ответственности за это авторство.

 

Оплата и границы

Повторю то, о чём уже писала: для того чтобы психотерапия была успешной необходима оптимальная дистанция между клиентом и психологом, которую устанавливает в том числе то, что клиент платит за психотерапию. Это настраивает на работу (именно на работу, а не на чудо, «усыновление» или «что-то, что со мной будут делать»).

 

Почему профессионализм столько стоит?

Можно ли среди тех, кто берет меньше встретить хорошего специалиста?

Да, такое бывает. Но редко.

Потому что обычно хороший профессионал стоит дорого. Да, бывают исключения, но правило таково.

Во-первых, деньги – это некоторый ценз. Например, он мешает приходить в терапию людям, которыми движет банальное любопытство.

Он помогает отсеять низко мотивированных клиентов: тех, кого «уговорили сходить»; пришедших для того чтобы исправить кого-то другого (жену, мужа, ребенка), а не работать над собой. Или тех, кто пришел, чтобы доказать себе, что «это не помогает».

Этот ценз нередко нужен еще и потому, что возможности психолога часто ограничены.

Я рассказывала выше о том, какой эмоциональной и интеллектуальной выкладки, какой сосредоточенности требует процесс психотерапии.

Есть ли специалисты, которые могут вести беспрерывный прием в течение дня без потери качества?

Далеко не каждый психолог/психотерапевт может (даже если очень хочет) принимать клиентов у себя дома.


Поэтому цена нередко зависит от аренды помещения.

Ну и наконец, поддержание профессиональной формы, а также повышение профессионализма тоже стоят денег.

Во-первых, психолог/психотерапевт это инструмент клиента в его работе над собой. Как и любой инструмент его надо содержать в порядке.
В работе психолога/психотерапевта есть объективные трудности (эмоциональные перегрузки от столкновения с аффектами и сильными негативными чувствами, «выгорание» и другие). Для того чтобы они не сказывались, нужны, в частности личная терапия, супервизии и интервизии. Всё это стоит денег. И использование всего этого – часть работы психолога/психотерапевта.

Во-вторых, хороший психолог ищет повышения квалификации. У него есть потребность в профессиональном росте. А профессиональный рост — это те знания, которые не даются бесплатно.