Консультации и тренинги в ТУЛЕ
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ЦЕНТРЫ
СТАТЬИ


Поиск по сайту

Как выбраться из горя

Можно сказать, что вся задача излечения от травмы сводится к тому, чтобы в вашей жизни появилось какое-то иное содержание, сравнимое по значимости с переживанием беды. Главная задача травмы – сделаться самым важным, что у вас есть в жизни. Вся жизнь моя была залогом свиданья верного с тремя мордовскими уголовниками. Еще вчера ты был работник, родитель, гражданин и налогоплательщик, а с нынешнего дня ты только Человек-с-которым-случилось-ЭТО.

Как этого избежать? Напрашивающийся выход – забыть все, что случилось, и сделать вид, что этого никогда не было. Второй вариант, более парадоксальный – делиться опытом. Впервые эта мысль появилась у меня, когда нашего соседа по Рождественскому бульвару (он помогал нам с видеонаблюдением в доме) избили во дворе так, что врачи фактически сделали ему новое лицо («Говорят, теперь у меня будет курносый муж», задумчиво написала его жена в фейсбуке). Мы с ней тогда начали переписываться, и я впервые увидела, что мое частное несчастье может быть источником каких-то наблюдений, которые помогут другим людям.

Вот некоторые обобщения, которые приходили мне в голову:

1. Есть, как известно, два основных типа реакции на стресс: кто-то в момент шока теряет самообладание, а кто-то держится бодро, зато потом долго отходит. Я принадлежу ко второму типу, потому мне пришлось познакомиться со всеми подробностями пост-травматического расстройства. PTSD сопровождается разными довольно унизительными физическими синдромами – у меня, например, с тех пор во всех хоть сколько-нибудь напряженных ситуациях стал пропадать голос. Флэш-беки, как показывают в голливудских фильмах, навязчивые воспоминания и неадекватная реакция на разные невинные слова, ассоциирующиеся с произошедшим – тоже не выдумка сценаристов. Помните, что это не проявление вашей индивидуальной слабости и безволия, а болезнь такая – и она проходит. Обращаться ли за профессиональной помощью – вопрос непростой. Я лично не совсем верю в психотерапию. Правда, ближайшая наша подруга, очень важный для нашей семьи человек – профессиональный терапевт Ольга Прохорова. С ней, конечно, я общалась очень много – и один раз она снимала мне парез связок методами телесно-ориентированной терапии. Это был, скажу сразу, тяжкий и жутковатый опыт – но голос вернулся.

2. Идея, что страдание возвышает и смягчает душу, всегда казалось мне компенсационным мифом из серии «бедные, зато добрые» или «страшненький, зато изменять не будет». Природа, по моим наблюдениям, никому ничего не компенсирует, и вообще не озабочена идеей справедливости. «Несчастные эгоистичны, злы, несправедливы, жестоки и менее, чем глупцы, способны понимать друг друга. Не соединяет, а разъединяет людей несчастье, и даже там, где, казалось бы, люди должны быть связаны однородностью горя, проделывается гораздо больше несправедливостей и жестокостей, чем в среде сравнительно довольной», с неприятной проницательностью писал Чехов. Печально вдруг осознать себя таким несчастным – эгоистичным, несправедливым и зацикленным исключительно на собственных потерях и убытках. В какой-то период пост-травматической депрессии вся душевная жизнь сводится к нежной жалости к самому себе. Приходится как-то специально вспоминать, что ты тут, собственно, не главный пострадавший. Тут важно помнить, что это не ваша истинная натура внезапно открылась в трудную минуту, а временная болезнь, слабость и бессилие. Сразу загадайте себе год на возвращение к нормальному состоянию - ближайший год вы оба потратите на реабилитацию, причем может оказаться, что, когда физически пострадавший уже оклемается, второй партнер останется в худшем состоянии.

3. Просите и принимайте помощь. Это непростой навык, которому, впрочем, первым делом обучает нас опыт родительства. Ребенок – не дело одного, и даже не дело двоих, он вовлекает прежде автономную пару в густую сеть социальных и коммерческих контактов, и приучает сознательно рассчитывать и использовать содействие других. Большое несчастье немедленно делает нас зависимыми от окружающих – что трудно перенести тем, кто привык справляться со всем самостоятельно. Попробуйте рассматривать это как управленческую задачу: можно, конечно, выйти в широкий мир с воплем «помогите, люди добрые, не знаю, что и делать» (некоторым это тоже помогает), но эффективней обращаться с конкретной просьбой к конкретным людям. Люди, в свою очередь, бывают признательны за возможность посодействовать тем, чем они могут – связями ли, контактами или специальными знаниями. Помните, вам хотят помочь – скажите только, как именно, и не отпугивайте потенциальных помощников невнятными запросами. Ставьте задачу и выражайте благодарность не только за помощь, но и за предложение помощи.

4. Поддержка собственной кровной семьи – необходимое условие выживания. Знаю, что у некоторых такие родственники, общение с которыми само по себе – травма, но в моем (и мужа) случае это не так. То, что называется ненуклеарной семьей – идеальная среда для преодоления последствий травмы. Потом вам все равно придется снова отделиться и жить самостоятельно, но это будет, когда на вас уже нарастет новая кожа.

6. Не лежите. Не в смысле «не бездельничайте» - если к вам пришла беда, это вряд ли вы себе сможете позволить – а буквально. Горизонтальное положение – зло. Мне объясняли, что в нем человек впадает в какое-то пренатальное состояние беспомощности, и я сама замечала, что из позиции лежа все задачи кажутся невыполнимыми, а встанешь – уже и легче. Если вы не спите – лежать не нужно. Хочется лечь лицом к стенке (а это основное, чего хочется) – лучше сидите лицом к стенке.5. Неотменяемые обязанности поддерживают на плаву. Когда надо делать нечто, чего нельзя не делать, депрессивные состояния переживаются как-то незаметней, и можно достичь ценного состояния здоровой усталости (не путать с травматическим бессилием). Первое время надо прежде всего думать, как спать - мне помогал новорожденный (совместный сон и кормления), некормящим и небеременным можно подумать о каком-то невредном транквилизаторе. Круглосуточные кормления не только дают приятные тактильные ощущения (что ценно), но и заставляют спать и есть самой. Не все травмированные могут срочно обзавестись грудным младенцем, но необходимость заботиться о других есть у каждого.

7. Овладевайте новыми массивами информации. Сократ, как известно, всем советовал жениться: попадется хорошая жена – станешь счастлив, плохая – станешь философом. Так и тут: если захотят мужа посадить – станешь юристом, если убить – станешь врачом. Чрезвычайная ситуация – хороший повод получить дополнительное образование. Если вы похожи на меня, то сам процесс сбора и анализа информации будет действовать на вас терапевтически. Узнавать новое – это возвращать себе ощущение контроля, которое отнимает травма. Кроме того, эти новые знания очень помогают установить равноправное общение с медицинским или правоохранительным персоналом, и не до такой степени чувствовать себя дезориентированной жертвой.

8. «Специалистов» не существует – точнее, они существуют по отдельным отраслям, но нет никого, кому вы могли бы полностью делегировать ответственность за свою жизнь. Это, опять же, как с родительством: есть ЛОР и есть репетитор, но здоровье и образование ребенка – дело только ваше. Никто не обладает такой полнотой информации, как вы, а, главное, никто не обладает вашей заинтересованностью в результате. Врачи вообще склонны оперировать категориями жизни и смерти – не умер пациент, значит, спасли. А вот понятие качества жизни для них не очень существует. Так что, см. предыдущий пункт – овладевать знаниями и принимать финальные решения придется все равно самостоятельно.

9. Вы начнете выбираться из травмы, когда у вас появится желаемое будущее – не обычное безнадежное завтра, полное дел, которых не успеть и задач, с которыми не справиться, а нечто, что вы сами захотите совершить. Если вы начали строить планы – хотя бы самого фантастического мечтательного свойства – значит, силы начинают возвращаться к вам. Со мной это случилось где-то через десять месяцев после происшествия. Тогда же, по удачном совпадению (вселенная всегда охотно подстраивается под наши запросы) открылся диссертационный совет, в котором я должна была защищаться и ускорились мои научные дела, заброшенные после происшествия. В начале нового года я прошла предзащиту, а в мае защитилась – не по медицине, как можно было предположить, и даже не по психологии, а по моей прямой политологической специальности.

10. «Жизнь продолжается» - фраза, которая больше всего раздражает несчастных, потому что ее обычно употребляют в смысле «хватит уже про ваши беды, давайте о чем-нибудь веселом поговорим». Но ее можно понимать так: время и проживите жизнь, полную труда и достижений, имейте кучу поддерживающих родственников и плотную сеть социальных контактов – и, если к вам придет беда, вы с ней справитесь.

Понятно, что весь мой личный оптимизм строится на везении, в котором нет ничьей особенной заслуги – на тех нескольких миллиметрах, на которые НЕ сдвинулась сломанная левая височная кость.

С другой стороны, можно сформулировать и так: лучшая страховка от беды – это все те усилия, которые вы прикладываете к тому, чтобы ваша жизнь была полноценной. Берегите здоровье – оно вам пригодится, если надо будет восстанавливаться после травмы. Читайте больше – будет, что вспомнить на больничной койке. Изучайте иностранные языки – легче будет восстанавливать речь. Работайте головой – наука говорит, что интеллектуалы меньше подвержены старческому слабоумию. Живите с теми, кто вас любит – в чрезвычайной ситуации они вас поддержат. Рожайте детей сейчас – потом не будете сокрушаться, что не успели. Создавайте собственные социальные сети – вам будет, к кому обратиться в день беды. Помогайте людям – когда понадобится, они вам помогут. Будьте доброжелательны – тогда на запрос, исходящий от вас, будут готовы откликнуться другие.